Блог

Три «горячих» направления инноваций в финансовой сфере

Прошлый год прошел под знаком бурного роста стартапов в финансовой сфере. Целый ряд иннова­ционных сервисов, боль­шинство из которых задумывались и запускались три-четыре года назад, наконец-то по-настоящему «выстрелили» и по прошествии весьма короткого времени способ­ны серьезно изменить положение дел на этом традиционно консервативном рынке.

Перемены неизбежны хотя бы потому, что на глазах меняется сам потребитель финансовых сервисов: идет всеобщая «смартфонизация» (так, в России, по данным J’son & Partners, уже 30% абонентов использует «ум­ные» телефоны), практика сетевого общения дополняется воз­можностями сетевого действия (например, финансирования про­ектов методом краудфандинга), а привычка пользователя к удоб­ным мобильным и онлайновым интерфейсам требует аналогичных решений и в области финансов. И пока традиционные игроки — старожилы рынка — медлят, стартапы пускаются в отрыв.

МОБИЛЬНЫЙ ЭКВАЙРИНГ: СМАРТФОН ВМЕСТО БАНКА

Предприниматели, работающие в рознице, знают, каково это — орга­низовать прием оплаты пластико­выми карточками: заполнение кучи бумаг, покупка терминала для «прокатывания» карточек ($750-1100), периодические проверки службой безопасности банка, предоставляющего услугу экваиринга, а также не­обходимость завести в том же банке счет для зачисления средств.

Вокруг немало бизнесов, у кото­рых потенциальный объем «пласти­ковых» платежей столь невелик, что не оправдывает всех этих хлопот. Джек Дорси, один из создателей сервиса микроблогов Twitter, при­думал, как помочь им приобщиться к культуре «карточных» платежей, запустив стартап Square. Да так, что в прошлом году журнал Ameri­can Banker назвал Дорси «банкиром года» — за создание платформенно­го решения, позволяющего превра­тить любое мобильное устройство в продвинутый терминал для опла­ты банковской картой.

Сточки зрения пользова­теля, решение выглядит очень простым — как раз таким, какое и требуется для малого и среднего бизнеса: на смартфон или план­шет закачивается специальное приложение, а через аудиоразъем подключается небольшая ква­дратная «насадка» с прорезью для пластиковой карточки. (Название устройства, как и самой компа­нии — Square, — как раз и озна­чает «квадрат».) Терминал готов: владельцу остается лишь указать счет в любом банке, куда должна зачисляться безналичная оплата, за вычетом комиссии за транзак­цию, которая составляет менее 3% от суммы.

В ноябре 2012-го Square до­стигла оборота в $10 млрд. в год (причем $2 млрд. из них пришлось на последний месяц года), а так­же значительно увеличила число торговых точек, которые продают ее устройство. Теперь продукт пред­ставлен в магазинах таких брендов, как AT&T, Walgreens, Staples, FedEx Office, Apple, Walmart, Best Buy, RadioShack, Target.

Разработку новых сервисов ком­пания успешно сочетает с интерес­ными экспериментами в области тарифных планов. В прошлом году Square предложила новый тариф для небольших компаний: если объем транзакций не превышает $250 тыс. в год, то за пользование системой можно платить $275 в месяц. Еще одно нововведение: Square активно выходит на новый сегмент в рамках малого и среднего бизнеса, разрабатывая специальные предложения для небольших сетей (две-три торговых точки).

Бурный рост популярности сервиса на рынке привлек к нему внимание не только профильных игроков финансового сектора, но и лидеров из других отраслей. В частности, акционерами Square стали конгломерат Virgin и сеть кофе­ен Starbucks. Последняя, кстати, инвестировала на двух раундах — и в итоге не только стала владель­цем одного из крупнейших пакетов, но и вошла в число главных идео­логов дальнейшего развития и масштабирования сервиса. Более того, демонстрируя приверженность но­вым технологиям, Starbucks начала активно переводить свои кофейни на использование сервиса. По ито­гам недавнего раунда инвестиций ($200 млн.) компания Square была оценена в $3,25 млрд. при выручке в $170 млн.

Бешеный успех Square породил множество клонов по всему миру.

«Европейская Square» — шведская компания iZettle, которая предста­вила немного модифицированное устройство (читает чипованные карты), — продолжает активно набирать обороты: расширяет коли­чество стран присутствия, решает вопросы безопасности платежей, занимается экспансией на различ­ные мобильные платформы и популяризацией сервиса. Среди акционеров iZettle есть и российский капитал — фонд ru-Net. В Европе появилась даже «вторая европей­ская Square» родом из Германии — проект SumUp. В Южной Африке также есть свой аналог — проект mPowa.

Компания PayPal, в свою оче­редь, представила устройство с по­хожей технологией — PayPal Here. Но, несмотря на то, что сервис имеет ряд мелких преимуществ перед Square, аналитики не понимают, за счет чего PayPal сможет побе­дить первопроходца мобильного эквайринга. Зато интересны другие эксперименты PayPal в области мобильных платежей: недавно ком­пания начала тестировать очень перспективную технологию — транзакции по QR-кодам в офлайновых точках.

Интересно будущее американ­ского стартапа Cardfreecom: этот новый проект в области мобильных платежей позиционирует себя как анти-Square, потому что не тре­бует банковских карт для оплаты вообще.

Аналоги Square появляются так­же в России — в рамках проектов «Яндекс. Деньги» и RBK Money, на базе украинского Приват Банка и российского Банка24.ру. Есть независимые проекты — напри­мер, 2сап (инвестиции — $2,3 млн.) и LifePay ($2,6 млн.). Впрочем, на российском рынке эти проекты пока не очень заметны: для «эффек­та Square» им необходимы большие вложения в маркетинг и широкое распространение.

У зарубежных же сервисов дру­гой вызов: транзакционный биз­нес не очень маржинален, поэтому приходится искать дополнитель­ные источники дохода. Например, учиться зарабатывать на тех знани­ях о потребительском поведении, которые появляются в процессе работы сервиса, на лидогенерации, продаже дополнительных CRM-модулей, системах, позволяющих работать сразу с несколькими точ­ками продаж.

Р2Р-КРЕДИТ0ВАНИЕ: СООБЩЕСТВА ВЗАИМНОГО КРЕДИТА

В конце 2009 года, в разгар пер­вой волны экономического кризи­са, журнал Harvard Business Review предрекал нарастающий кризис доверия к банкам и говорил о тренде роста Р2Р-кредитования, при котором не требуется посредников в виде банков. И если изначально Р2Р-сервисы (среди лидеров — Prosper, Lending Club и Zopa) развивались исключительно как кредитование физических лиц на текущие нужды, то «фишка» 2012 года — их выход в сегмент кредитования стартапов и малого бизнеса.

За 2012 год компания Lending Club вырвалась вперед и превра­тилась в безусловного лидера этого направления в США. Во-первых, в совет директоров компании во­шел бывший СЕО банка Morgan Stanley Джон Мак, и это стало для участников рынка сигналом, что Р2Р-кредитование уже не «при­кольная игрушка», а большой и серьезный взрослый бизнес. Во-вторых, Lending Club, основанная всего пятью годами ранее, преодолела оборот в $ 1 млрд.: 45 тыс. кредиторов дали в долг 80 тыс. заемщикам (ставки колеблются в диапазоне 5,7-13%).

Другой сервис Р2Р-кредитования Zopa — старейший и один из самых известных — недавно преодолел планку в 250 млн. фун­тов выданных кредитов, став ли­дером в Великобритании, где есть и другие подобные площадки. Это позволило ему привлечь нового стратегического инвестора — фонд Augmentum Capital.

Перспективность направления вызвала рост интереса к нему. За 2012 год появилась пара новых проектов — американский сервис Commonbond, ориентирован­ный на студентов, и австралийский SocietyOne. Интересно будет по­наблюдать за судьбой эстонского проекта isePankur. Ему уже четыре года, и его услугами пользуются все чаще (хотя суммарные объемы совсем не впечатляют).

Естественным конкурентом выступают компании, занима­ющиеся микрофинансированием, — такие онлайн-сервисы «кре­дитов до зарплаты», как Wonga. Спикер конференции «Деньги будущего», автор бестселлеров «Банк 2.0» и «Банк 3.0», сооснователь стартапа Movenbank Бретт Кинг написал недавно, что его очень интересует не только взрывной рост за последнее время Р2Р-кредитования, но и в целом микрокредитования в Интернете. В частности, сервис Wonga, ко­торый к июню 2012 года выдал 5,2 млн. микрокредитов, а в 2013 году собирается достичь оборо­та в миллиард долларов. В 2012 году сервис вышел на новую для себя нишу — кредитование мало­го бизнеса (размер кредитов — от 3 до 10 тысяч фунтов).

В Америке в прошлом году появился микрофинансовый онлайн-стартап ZestCash, который претендует на 20% амери­канского рынка. А инвестфонд Finam Global запускает первую микрофинансовую организацию в России — Platiza, которая будет выдавать займы в онлайн-режиме. Модель скопирована с британской Wonga.

ОТ КРАУДФАНДИНГА — К КРАУДИНВЕСГИНГУ

Краудфандинговые платформы в прошлом году били один рекорд за другим. Практика коллективного инвестирования наглядно доказа­ла, что загоревшаяся каким-либо проектом «толпа» жертвователей, каждый из которых вкладывает по чуть-чуть, вполне способна тягаться с профессиональными инвесторами — бизнес-ангелами и венчурными капиталистами. Так, на платформе Kickstarter в мае 2012 года почти 70 тыс. жертвователей сообща собрали свыше $10,2 млн. на проект по созданию наручных часов Pebble.

Kickstarter — самый раскру­ченный проект в области коллек­тивных инвестиций. С помощью этой площадки с 2009 года было профинансировано около 34 тыс. проектов, а в прошлом году она достигла оборота в $376 млн. и вы­шла на рынок Великобритании (до этого существовала только аме­риканская площадка, хотя на ней размещались проекты со всего мира). Сейчас Kickstarter тести­рует версию сайта, на которой про­екты будут представлены только в виде видеороликов. Руководство платформы исходит из того, что часть пользователей желает не читать о проектах, а смотреть их видеопрезентации. Проекты из России и СНГ также активно заявляют себя на площадке и даже иногда удачно собирают нужные суммы.

У сервиса KickStarter уже мно­го клонов по всему миру — на­пример, британский Fondomat, финский Holvi, американские Gofundme и Crowdilt. И это только несколько примеров, в действи­тельности площадок, подобных Kickstarter, в разы больше. Только в России уже создано около 20 клонов, и все это площадки ши­рокого профиля. Более интересны эксперименты в области создания узко таргетированных платформ. Например, новый краудфандинговый проект Petridish — тот же Kickstarter, только в области науки. Создатели сайта Petridish задумались о том, чтобы дать шанс преподавателям вузов, аспиран­там и молодым ученым, которые хотят найти финансирование для своих научных исследований и стартапов.

Однако у всех этих проектов есть одно маленькое «но»: во­круг них много шума, но с точки зрения бизнеса они показывают низкий уровень среднего чека и небольшие обороты в целом. Все это следствие того, что они не дают пользователю настоя­щего чувства сопричастности и вовлеченности, которое может возникнуть, только если ему будет предоставлена возможность получить в обмен на инвести­ции долю в проекте. Именно поэтому такие площадки, как Secondmarket и Sharespost, — онлайн-биржи непублич­ных компаний (или «eBay для акционеров») — показывают в разы большие средние чеки и обороты. Например, нынешний годовой оборот Secondmarket — более $500 млн. (сервис берет комиссию в размере 3-5% от сделки).

В России что-то похожее дела­ет только SmartMarkett — сайт, давший возможность частным инвесторам приобрести долю в проекте. SmartMarket — яркий пример платформы, сделавшей ставку на личную заинтересо­ванность инвестора. Это первая российская площадка, которая позволяет частным инвесторам знакомиться с подробным опи­санием проектов, общаться с их основателями и вкладывать в ИТ и мобильные стартапы от 30 тыс. рублей, приобретая, таким обра­зом, долю непубличных компаний и доли прибыли. В результате проектом заинтересовался вен­чурный фонд «Лайф.СРЕДА», выделивший на развитие плат­формы $1,3 млн.

В 2012 году американский сер­вис для коммуникации инвесторов и стартаперов Angel List совместно с площадкой SecondMarket начали принимать не только инвестиции от профессиональных инвесторов, но и микровложения от новичков. Теперь стать инвестором сможет любой, у кого есть $1 000. Правда, вас ограничат во влиянии на управление компанией.

Не обошлось и без активной интеграции в соцсети. Очень ин­тересен проект lоуаЗ (который, впрочем, никак не запустится): он предлагает, не выходя из Face-book, покупать микродоли в ком­паниях, которые вам нравятся. Это некоторое объединение кноп­ки «Like!» с фондовой биржей: вы инвестируете не столько в доход­ность, сколько в бизнес, который вам нравится и который меняет ванту жизнь к лучшему. Та же цель и у SmallKnot  — дать возмож­ность инвестировать в проекты, но с небольшим уточнением, суть которого можно определить как «инвестируйте в бизнес в вашем районе», то есть создавайте вокруг себя комфортную для жизни среду (одно из «золотых правил» Уоррена Баффета).

Проанализировав финансовые новости за последний год, мы пришли к заключению, что в сфере инновационных реше­ний для малого и среднего бизнеса наметилось несколько устойчивых тенденций: упрощение транзакций, всеобщая планшетизация, инте­грация в соцсети, коллективное инвестирование. Все они призваны снизить издержки уже на старте проекта и создать новую модель софинансирования, которая при­ходит на смену традиционно­му банковскому кредитованию. Проникновение финансовых ин­струментов в мобайл стало законо­мерным этапом развития мобильно­го банкинга и позволяет упростить выход компаний в онлайн. При этом способность компании следить за трендами и оперативно реагиро­вать на изменения все чаще влияет на прямые продажи.

0